СМИ о нас

27 Июля 2017

ТОЛЬКО ПЕРЕГОВОРЫ МЕЖДУ СТРАНАМИ ОПЕК, РОССИЕЙ И США МОГУТ СТАБИЛИЗИРОВАТЬ НЕФТЯНОЙ РЫНОК – ИГОРЬ ЮСУФОВ

ggl.jpg

Игорь Юсуфов, экс-министр энергетики РФ

   25 июля 2017, Sweetcrude, Лагос - Игорь Юсуфов, экс-министр энергетики, один из инициаторов первого в истории соглашения о солидарном сокращении добычи нефти, заключенного между странами ОПЕК и Россией в 2001 году.

Г-н Юсуфов на протяжении 30 лет занимал руководящие должности в органах власти, а в настоящее время является руководителем Корпорации «Энергия» с активами в $3 млрд, являющейся также «мозговым центром», которая реализует десятки нефтегазовых проектов   в России.

В интервью главному редактору Sweetcrude Гектору Игбикиовубо он поделился своими взглядами на установленное между членами ОПЕК и не входящими в картель странами сотрудничество с целью реализации инициатив по стабилизации нефтяного рынка. 

Можете ли вы осветить энергетический аспект повестки дня исторической встречи Путина и Трампа?

Когда мы пытаемся представить возможные результаты первой в истории встречи Президента Путина и Президента Трампа, мы должны быть готовы к тому, что вопросы энергетики напрямую могли и не быть затронутыми среди сугубо политических вопросов, которые главы государств обсудили в Гамбурге. На самом деле это не удивительно; в целях установления плодотворного сотрудничества в этой весьма чувствительной и политически насыщенной сфере вы должны сперва определить общие правила межгосударственного сотрудничества.

К сожалению, администрация Президента Обамы оставила разнообразное наследие нерешенных и искусственно созданных проблем в двусторонних отношениях, в результате чего отношения между двумя странами находятся на самом низком в истории уровне. В любом случае нет никаких сомнений в том, что прагматическая направленность американской политики, провозглашенная Президентом Дональдом Трампом, станет решающим испытанием на пути к энергетическому сотрудничеству с Россией, поскольку это очень перспективное направление для американской нефтяной и газовой промышленности.

Чего стоит ожидать в сфере мировой энергетики после встречи Путина и Трампа в ближайшем и далёком будущем?

Встреча Президента России Владимира Путина с Президентом США Дональдом Трампом, которая проходила в рамках саммита G20 в Гамбурге, задала конструктивный тон для решения основных вопросов в области экономики в целом и энергетики, в частности, стоящих перед Россией и США, – это и есть главный результат их первой встречи. Проблематика комплексной разработки новых нефтегазовых провинций, совершенствования технологий для разработки трудноизвлекаемых запасов углеводородов, несомненного взаимного учета интересов как российских, так и американских энергетических компаний – такова подсказанная анализом сложившейся ситуации повестка дня нового российско-американского энергодиалога, для возрождения которого сейчас самое лучшее время.

Сотрудничая с ведущими американскими компаниями, такими, как Halliburton, на протяжении многих лет, Корпорация «Энергия», которую я основал 6 лет назад с целью реализации проектов  в области  разработки нефтяных и газовых месторождений в России и за рубежом, видит ростки конструктивного взаимопонимания, появление которых наметилось в ходе исторической встречи президентов РФ и США в Гамбурге. На мой взгляд, в этом и есть предпосылки для качественно нового этапа энергетического диалога, в котором я имел честь участвовать в качестве министра энергетики России в начале 2000-х.

Учитывая нынешнее падение цен на нефть и приложенные странами-членами ОПЕК и не входящими в картель государствами усилия по предотвращению дальнейшего падения цен, - как вы думаете, надеются ли эти страны на то, что американское правительство во главе с Дональдом Трампом сможет стабилизировать цены на нефть?

Последние статистические данные показывают, что страны ОПЕК выполнили свои обязательства по сокращению добычи практически на 100% - за понятным исключением Ливии и Нигерии, так как эти страны не связаны с выполнением соглашения ОПЕК+. Однако, Международное энергетическое агентство заявило на этой неделе о том, что ослабление мирового спроса на нефть может привести к дальнейшему снижение цен.

В то же время, будучи одним из соавторов первого в истории соглашения ОПЕК+ о сокращении добычи с участием России, я осознаю, что сохранение механизма ОПЕК+ в его нынешнем виде вряд ли будет иметь экономический смысл после марта 2018 года; для этого необходимы свежие решения. Например, приглашение Ливии и Нигерии на заседание Объединенного министерского комитета по мониторингу (Joint Ministerial Monitoring Committee), которое состоится 24-го июля в  Санкт-Петербурге, Россия. Но в любом случае для большинства серьезных нефтегазовых аналитиков очевидно, что очередной “виток стабильности” на мировых энергетических рынках может начаться только после переговоров между крупнейшим производителем Россией, ОПЕК и США.

Я уверен, что энергетический рынок, на который ориентированы сверхдержавы, столкнется с рисками в случае действительно массового экспорта нефти и газа, если заранее не будет представлена убедительная калькуляция. Сейчас мы наблюдаем только единичные случаи таких поставок. Но давайте сравним цены производства и транспортировки американского СПГ с последующей регазификацией в польском хабе с дешевым производством и относительно простой трубопроводной поставкой из России...

Учитывая нынешнее падение цен на нефть, как вы думаете, продолжится ли сотрудничество между ОПЕК и не входящими в ОПЕК странами по стабилизации цен в среднесрочной и долгосрочной перспективе?

Продление подписанного в ноябре 2016 года соглашения ОПЕК+ до марта 2018 года означало трансформацию внедренного в 2001 году эффективного механизма преодоления крайней волатильности цен в проверенный рыночный инструмент среднесрочной эффективности. В нынешних условиях роста нефтедобычи в Нигерии и Ливии на 428 000 баррелей в день и на 650 000 баррелей в день в США я не исключаю тайм-аута в реализации механизма ОПЕК+ – по крайней мере, до тех пор, пока США не вступят в диалог по экспорту добываемой ими нефти с традиционными производителями; тогда Нигерия и Ливия могут присоединиться к общим усилиям, направленным на стабилизацию мировых цен.

И Нигерия, и Ливия, которые ранее были освобождены от обязательств по соглашению о сокращении добычи, в последнее время нарастили производство. Обе страны были приглашены для участия в заседании ОПЕК, которое состоится 24 июля  в Санкт-Петербурге, Россия. Все надеются на то, что они выразят готовность поддержать режим сокращения добычи.  Считаете ли вы, что участие этих стран в соглашении о сокращении производства остановит падение цен? 

Приглашение Ливии и Нигерии на заседание Объединенного министерского комитета, которое состоится 24-го июля в  Санкт-Петербурге, Россия, - это очень своевременная мера. Надеюсь, что представители этих стран приедут в культурную столицу России с соответствующими поручениями присоединиться к процессу ОПЕК+. Но в любом случае для большинства серьезных нефтегазовых аналитиков очевидно, что очередной “виток стабильности” на мировых энергетических рынках может начаться только после переговоров между крупнейшим производителем Россией, ОПЕК и США.

Некоторые комментаторы и аналитики говорят, что ОПЕК потеряла способность влиять на цены нефти и регулировать нефтяной рынок. Учитывая то влияние, которое оказывает производство сланцевой нефти на цены и объём поставок, - согласны ли вы, что дни славы ОПЕК действительно прошли?

Основываясь на своём многолетнем опыте в глобальной энергетике, я не припомню ни одной встречи на международном уровне, где бы не поднимался вопрос о состоятельности ОПЕК. Но в любом случае,  образованный в 1960-е годы и  состоящий на сегодняшний момент из 14 стран картель по-прежнему является единственной всемирно признанной действующей организацией, представляющей интересы производителей нефти, хотя по данным Корпорации «Энергия» ОПЕК добывает только около 43% производимой в мире нефти.

На протяжении десятилетий вопрос о вступлении России в члены ОПЕК обсуждается на различных уровнях. И на протяжении десятилетий ответ России, одного из двух ведущих производителей нефти, остается отрицательным – но с желанием сотрудничать с ОПЕК в технологическом и торговом аспектах, что и было подтверждено участием России в сделках ОПЕК+.

С другой стороны, предпосылки для укрепления значения ОПЕК среди традиционных производителей есть: на долю картели приходится 73% разведанных мировых запасов нефти, 48% из которых приходится на долю шести стран Ближнего Востока.

Поскольку диалог производителей нефти с участием США кажется неизбежным во имя поддержания стабильности рынка, роль ОПЕК как значимого участника этого диалога может даже усилиться. В любом случае в начале 2000-х, когда я был министром энергетики, мы заложили эффективную почву для сотрудничества России с ОПЕК, а также ОПЕК, России и  Международного энергетического агентства. Это я  считаю своим личным вкладом в процесс стабилизации рынка.

Недавно «Газпром» пожаловался на попытки США захватить его долю газового рынка в Европе из-за влияния санкций. Поделитесь своим мнением относительно того, каких действий нам  ждать от Правительства России в ответ на это?

Я не думаю, что «Газпром» «пожаловался» по поводу активности США в сфере поставок газа - это не похоже на практику крупнейшего в мире производителя газа. Но то, что происходит в международной торговле газом в последнее время, даёт нам повод для размышлений. В начале июля Президент Польши Анджей Дуда заявил, что его страна может стать хабом для доставки сжиженного природного газа из США в соседние страны, этот вопрос обсуждался в ходе переговоров с американским президентом Дональдом Трампом. В апреле этого года Польша подписала контракт на разовую поставку сжиженного природного газа из США, объемы контракта не уточнялись.

Польша ежегодно потребляет около 15 миллиардов кубометров газа, из которых 10 миллиардов поставляет "Газпром". В 2015 году на северо-западе Польши в городе Свиноуйсьце был запущен СПГ-терминал мощностью 5 миллиардов кубометров в год. В июне 2016 года правительство Польши озвучивало планы, в соответствии с которыми СПГ-терминал в Свиноуйсьце, а также газопровод, который соединит Польшу с норвежским шельфом, обеспечит Польше независимость от поставок газа "с востока" до 2022 года.

 По моему мнению, намерение США начать прямые поставки сжиженного природного газа (СПГ) в Польшу и страны Центральной Европы не знаменует ни начала торговой войны, ни появление нового фактора потенциального обострения в российско-американских отношениях. На пресс-конференции в рамках саммита G20 в Гамбурге Президент Путин расценил заявления о готовности США резко нарастить экспорт сланцевого газа как выражение "здоровой конкуренции, которая идет на пользу всем". Тем самым глава российского государства акцентировал нашу поддержку идеи открытого рынка, в том числе рынка энергоносителей, и разделил приверженность США "открытой и честной конкуренции". Это положение, в частности, повторил в ходе дискуссии на сессии G20 Президент США Дональд Трампа.

По словам Путина, себестоимость производства и доставки СПГ из США на традиционные рынки Европы и Азии неизмеримо выше, чем выработка и транспортировка как российского СПГ, так и трубного природного газа. Эти слова находят стопроцентное подтверждение в расчетах экспертов Корпорации "Энергия"

Основанная в 2011-ом году российская корпорация "Энергия", оцениваемая рынком в 3 миллиарда долларов, осуществляет инвестиционную деятельность в области добычи, в основном трудноизвлекаемых нефти и газа в РФ. Ряд ее экспертов участвовал в эффективном и взаимовыгодном российско-американском энергодиалоге начала 2000-х годов, провозглашенном в 2001-ом году президентами двух стран Владимиром Путиным и Джорджем Бушем-младшим.
Уже в ходе двух энергосаммитов США-РФ в 2002 и 2003 годах специалисты и представители бизнеса двух стран исходили из того, что поставки газа и нефти из США, которые в те годы трактовались в сугубо теоретическом аспекте, могли бы иметь смысл только в случае их эффективной координации с традиционными поставщиками, среди которых Россия занимала и занимает ключевое место. Убежден, что такие консультации, в которые могут быть вовлечены в перспективе все традиционные поставщики, смогут способствовать установлению долгосрочной стабильности на рынках энергоносителей.