СМИ о нас

29 Июля 2017

Бывший министр энергетики РФ: Соглашение c ОПЕК работает, как и планировалось

Ник Каннингэм
oilprice

cccc.png

   В Санкт–Петербурге 24 июля Министерский комитет по мониторингу выполнения соглашения стран ОПЕК (Joint Ministerial Monitoring Committee, JMMC)  провел техническое заседание, на котором обсудил ход выполнения участниками соглашения своих обязательств, а также оценил темпы балансировки нефтяного рынка. Несмотря на то, что такого рода встречи, в отличие от официальных заседаний, как правило не относятся к числу громких мероприятий, ОПЕК стремится ускорить события с учётом того, что процесс балансировки рынка требует больше времени, чем ожидалось ранее. Издание Oilprice.com побеседовало с Игорем Юсуфовым, бывшим министром энергетики РФ и основателем компании с активами в $3 млрд, которая называется Корпорация «Энергия», чтобы узнать мнение российского эксперта относительно происходящего.

Oilprice.com: Первоначально целью заседания ОПЕК+ было обсуждение хода выполнения соглашения о сокращении добычи странами ОПЕК и не входящими в картель странами, но в связи с недавним снижением цен на нефть встреча имела большое значение.  С точки зрения России, требуются ли кардинальные меры для ускорения процесса балансировки нефтяного рынка? Готова ли Россия к увеличению сокращения добычи, или этот вопрос даже не обсуждается?

Игорь Юсуфов: На мой взгляд, итоги петербургского заседания Министерского комитета по мониторингу выполнения соглашения, в который входят  представители  трёх стран-членов ОПЕК (Алжир, Кувейт и Венесуэла) и двух стран, не входящих в картель (Россия и Оман), стали доказательством того, что соглашение о солидарном сокращении нефти, принятое как странами-членами ОПЕК, так и не входящими в ОПЕК государствами, в настоящий момент относится к категории  проверенных среднесрочных рыночных мер, которые были осуществлены благодаря совместным усилиям самых разных стран, объединенных общей целью – достижением стабильности на мировом рынке нефти.

В действительности есть много факторов, которые могли бы снизить  значимость соглашения ОПЕК+, впервые достигнутого в 2001 при моем участии, когда я был министром энергетики РФ. Это и  снижение цен на нефть в последнее время, и намерение США заполнить  своими энергоносителями традиционные рынки, а также нежелание Нигерии и Ливии поддержать соглашение о сокращении добычи.

Тем не менее, JMMC заявил о готовности большинства нефтедобывающих стран продлить действие соглашения о снижении нефтедобычи даже после марта 2018 года; Россия не стала исключением.

Как один из инициаторов первого в истории соглашения ОПЕК+, датируемого 2001 годом, я вижу необычайную важность в эффективных технических мерах, предпринятых Комитетом по мониторингу добычи нефти. Каждая из стран-членов JMMC номинирует контактное лицо для формирования объединенного технического комитета (JTC), в функции которого будет входить председательство в Конференции ОПЕК и оказание помощи соответствующим министрам.

JTC будет сотрудничать с Секретариатом ОПЕК при подготовке ежемесячного доклада для JMMC и ежемесячно проводить заседания, прежде чем представлять свой доклад. Заседания JMMC будут проводиться 17-го числа каждого месяца, на них будут рассматриваться представленные JTC и Секретариатом ОПЕК доклады. Также будут проведены два внеочередных заседания JMMC: после 17 марта 2017 г. и до Конференции ОПЕК в мае 2017 г.

В Санкт-Петербурге Россия заявила о своей готовности и дальше поддерживать предпринимаемые странами-участницами соглашения ОПЕК+ меры. Заявление особой важности прозвучало из уст Генерального секретаря ОПЕК Мохаммеда Сануси Баркиндо, который не исключил, что США в скором времени могут присоединиться к инициативе ОПЕК+.

Это именно то, что предсказывали эксперты Корпорации «Энергия» [инвестиционная компания с активами в $3 млрд, основанная И. Юсуфовым в 2011 году]: США заинтересованы в реализации такого рода рыночных мер. Они на каждом этапе будут подсчитывать доходы от поставок американской нефти и газа на традиционные рынки до тех пор, пока экспорт будет рентабелен.

OP: Сообщается, что Саудовская Аравия сокращает экспорт своих энергоресурсов до 6,6 млн баррелей в день. Поможет ли это ускорить процесс устранения переизбытка нефти во втором полугодии 2017 года?

ИЮ: Что касается объективных данных – да, вы правы. Но принимая во внимание множество других факторов, влияющих на уровень запасов, я полагаю, что это событие вряд ли станет решающим фактором.

OP: Ливия и Нигерия подорвали эффективность соглашения о сокращении добычи странами ОПЕК и не входящими в картель. Казалось, что на последней встрече в Санкт-Петербурге этому вопросу уделялось большое внимание, в результате Нигерия согласилась поддержать ограничение своей нефтедобычи при достижении стабильного уровня в 1,8 миллиона баррелей в день. Таким образом, подорвет ли это усилия ОПЕК по снижению глобального переизбытка нефти, при условии, что Ливия и Нигерия продолжат наращивать производство?

ИЮ: Нигерия и Ливия увеличили добычу нефти в среднем на 300 000 –500 000 баррелей в сутки с января 2017 года. Эти страны были освобождены от обязательств по сокращению нефтедобычи из-за политической и экономической нестабильности, они не присоединились к соглашению ОПЕК+ о сокращении производства и экспорта на встрече в Санкт-Петербурге.

Но анализируя значение возможного включения США в диалог по установлению механизмов ценообразования и общее стремление к укреплению стабильности на глобальных рынках я не думаю, что рост производства в Нигерии и Ливии нарушит хрупкий баланс интересов производителей и потребителей нефти, который мы сейчас наблюдаем.

OP: Кризис на Ближнем Востоке, в результате которого Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет установили экономическую блокаду вокруг Катара, не повлиял на экспортные поставки нефти и газа из Катара. Блокада Катара, отказ Эквадора поддержать соглашение о сокращении ОПЕК, низкий уровень выполнения обязательств Ираком и ОАЭ -  не кажется ли Вам, что  решение ОПЕК о сокращении производства теряет свою актуальность? Будут ли наблюдаться колебания в выполнении обязательств по сокращению добычи с течением времени? Что станет причиной жульничества членов – участников соглашения?

ИЮ: Совершенно точно, что только JMMC своими конкретными усилиями может предотвратить любого рода случаи «жульничества». На сегодняшний день скрыть обман очень сложно из-за уже функционирующих механизмов контроля на рынке нефти и растущей глобальной прозрачности мировой экономики.

Изоляция Катара и односторонние действия Эквадора – явления того же порядка, как и позиция Нигерии и Ливии. Вы не можете заставить ни одну страну, даже ту, которая является членом ОПЕК, соблюдать обязательства по сокращению добычи. Даже больше: вы не можете подать в суд на страну-участницу ОПЕК за невыполнение  своих обязательств. Поэтому главная цель энергетической дипломатии, разделяющей идеологию ОПЕК+, - найти приемлемый компромисс между вполне понятными всем национальными интересами и необходимостью проведения скоординированной политики ради  получения выгоды каждым участником рынка.

В 2001 году, когда я возглавлял российскую делегацию на 177-ой встрече министров ОПЕК в Вене, в течение примерно 48 часов и практически без перерыва мы вели переговоры с коллегами - министрами энергетики и нефти государств ОПЕК. Признаю, что нынешняя ситуация немного сложнее, в частности из-за перечисленных вами факторов. Эксперты Корпорации «Энергия», находившиеся тогда у истоков принятия решений ОПЕК+ ,будут рады способствовать качественному развитию практик прогнозирования и сокращения экспорта.

OP: Будет ли продлено соглашение ОПЕК о солидарном сокращении добычи после марта 2018 года? Какие условия необходимы для того, чтобы объявить о полной победе и вернуться к  прежнему уровню добычи нефти?

ИЮ: Вряд ли можно добиться полной победы, о которой Вы упомянули: практика экономической и политической жизни будет создать все новые факторы стабильности и нестабильности, которые необходимо учитывать всем участникам нефтяного рынка. На мой взгляд, решающим фактором для продления договоренностей после марта 2018 года станет участие или даже сигнал о готовности США разделить ответственность за международные энергетические рынки.

Скажу больше: даже отказ ключевых игроков поддержать продление нынешнего соглашения не будет означать конец применения данной практики: наверняка её будут использовать в будущем, на другом витке развития рынков.

OP: Ожидаете ли вы внесения серьезных изменений в соглашение о сокращении добычи стран ОПЕК и не входящих в ОПЕК на официальной встрече, которая пройдет в ноябре в Вене?

ИЮ: Для меня это скорее технический вопрос: пока не будут сыграны финальные аккорды нынешнего соглашения ОПЕК+, их будут модифицировать и изменять каждый раз с наступлением новых важных событий. Основываясь на своём многолетнем опыте в глобальной энергетике, я не припомню ни одной встречи на международном уровне, где бы не поднимался вопрос о состоятельности ОПЕК. Но в любом случае,  образованная в 1960-е годы и  состоящая на сегодняшний момент из 14 стран организация по-прежнему является единственным всемирно известным действующим органом, представляющем интересы производителей нефти - хотя по данным Корпорации «Энергия», ОПЕК добывает только около 43% производимой в мире нефти.

Поскольку диалог производителей нефти с участием США кажется неизбежным ради поддержания стабильности рынка, роль ОПЕК как значимого участника этого диалога может даже усилиться. В любом случае в начале 2000-х, когда я был министром энергетики, мы заложили эффективную почву для сотрудничества России с ОПЕК и даже ОПЕК с Международным энергетическим агентством. Это я  считаю своим личным вкладом в процесс стабилизации рынка.

OP: Если говорить об изменениях, США готова ужесточить санкции в отношении России за якобы ее вмешательство в президентские выборы в США 2016 г. Как на это, по вашему мнению, ответит Россия? Как это отразится на проекте «Северный поток-2»?

ИЮ: Как представитель частного бизнеса я бы не стал гадать о том, какой будет реакция России в ответ на то, что Палата представителей проголосовала за ужесточение ограничений на реализацию предприятиями США совместных проектов в сотрудничестве с российскими партнерами в энергетической сфере.

Но в определенном смысле я бы назвал их «самоограничениями», вызванными некоторыми противоречиями в американской внутренней политике. В противном случае прагматизм возобладал бы, открывая двери для нового этапа российско-американского энергетического сотрудничества, основанного на синергии между крупными проектами, которые Россия способна предложить, и американскими инвестициями, управленческой практикой и технологиями.

Я хотел бы напомнить вам слова Президента Путина, которые он сказал на пресс-конференции в рамках саммита G20, проведенного в этом месяце в Гамбурге. Путин расценил заявления о готовности США резко нарастить экспорт сланцевого газа «выражением здоровой конкуренции, которая идет на пользу всем».

Тем самым глава российского государства акцентировал нашу поддержку идеи открытого рынка, в том числе рынка энергоносителей, и разделил приверженность США "открытой и честной конкуренции". Поэтому Россия "в справедливой и честной конкуренции может и должна использовать свои конкурентные преимущества в торговле углеводородами, и эти преимущества найдут свое подтверждение и наглядное воплощение в результате успеха проекта "Северный поток-2", который в действительности необходим европейцам.

Перевод – Корпорация «Энергия»